home буквы изображения действия биография e-mail

Пригов Дмитрий Александрович

АЗБУКА13

(пьеса)

Предуведомление

А. 

По сцене в глубину прочерчена белая зигзагообразная линия, которая идет дальше вверх вертикально по заднику и уходит неизвестно куда. Так по ней и проходят некоторые, исчезая в небесах. Но один сворачивает с задней стены на потолок и повисает в середине его вниз головой. Ясно, что это - человек-муха.

Б.

Прямо под человеком-мухой, на ярко освещенной, оранжево-голубой  сцене собирают нехитрый стол – выпивка, закуска, цветочки в вазочке. Ясно, что это – День Победы. Но не начинают, ждут кого-то. Тепло. Легкий, ласковый ветерок, пахнет нагретыми и влажно-пыльными досками сцены.

В.

Вдали заходящее солнце. Там гуляют двое. Ясно, что влюбленные. Они то поют, то целуются, то перелетают оттуда прямо к столу и тут же отлетают обратно.

Г.

Справа, на краю сцене, от брошенного кем-то какого-то предмета или цветка, вдруг вырастает детская с колыбельками, столиками, стульчиками и часами-ходиками, которые бьют полночь и тихо поют: Бай-бай, спи малюточка-Христос, спят усталые игрушки.

Тихий ровный свет луны. Мыши ходят на цыпочках и волосатыми мордочками заглядывают в кроватки.

Д.

Слева загорается телевизор. Все смотрят и говорят: Звук, звук потише, чтобы детки не проснулись. НА экране наши с чехами - хоккей. Наши впереди. Потом фигурное катание под звуки аргентинского танго и Первого концерта для фортепьяно с оркестром Петра Ильича Чайковского.

Потом оттуда выходит Ирина Роднина, садится к столу, поднимает тост за мужественных советских спортсменов. Роднина отвечает на вопросы и записки из зала, и ясно, что жизнь советского спортсмена нелегка и ответственна.

Е.

 Из зала на сцену, заполняя всю ее глубину разноцветными одеждами и оттенками кожи, выбегает молодежь. Она смеется и танцует, звучат звуки Гимна демократической молодежи, Подмосковных вечеров, Венсеремос, Но пасаран, Ви шелл оверкам, Рот фронт, Красной гвоздики и др. Сразу ясно, что это Московский фестиваль молодежи и студентов 1957 и 1985 годов, а также Москвоская Олимпиада 1980 года.

Ж.

Сверху вдруг начинает сыпаться целый дождь цветов, белых роз. Они засыпают стол, детскую, телевизор. Они лежат белой колышащейся горой и источают запах жизни, любви и мира, как миллион, миллион алых роз.

З.

Снизу начинают бить многочисленные фонтаны, маленькие и большие, поднимая кверху искрящиеся, подсвеченные розовым, синим, голубым и зеленым, горы прозрачной, уже в самом верху рассыпающиейся на мелкий жемчуг, воды. Ясно, что земные недра дарят миру свое благословение.

И.

На заднике возникает огромное собрание. Ясно, что происходит какое-то торжественное заседание, посвященное Дню Победы. Выступают ораторы. Роднина уже на трибуне. За столом живо реагируют, узнают своих, кричат: Вот, вон Петя! – Эй, Вась, а, Вась, иди к нам! – Тот отвечает; Щас кончится, и я приду.

К.

Начинает накрапывать дождь. Все посматривают вверх. Ясно, что праздник чуть-чуть подпорчен. Капли падают с редким мерным стуком.

Л.

Поднимается легкий ветерок.

М.

Ветер усиливается. Задник начинает рябить Ясно, что из-за дождя и ветра изображение становится смутным.

Потом с него стекает серая водица, которая некоторое время стоит лужей на сцене, пока не просачивается сквозь щели досок вниз, в какую-то преисподнюю.

Ветер опрокидывает вазу с цветами на столе. Ясно, что все огорчены.

Н.

Сбоку появляется чужой, никому ненужный человек. Начинает читать монолог. Ясно, что это сектант.

О.

«Отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера, обнаружил обнаженную Ольгу. – О, Ольга, отдайся! – обратился Онуфрий. – Отыди, охальник! – отвечала Ольга. – Сволочь! Гад!  Сука! Говно собачье! Пидер гнойный! Паук сладострастный! Скорпион ебучий! О!О!О!О! О! О!

П.

Внезапно резкий порыв ветра срывает со всех одежды, а слабых прямо-таки бросает на пол. Слетают кулисы и задник, и насколько видит глаз – до горизонта сплошные свинцовые низкие тучи.

Становится страшно. Сердце начинает прыгать и скакать.

Р.

Сверкают молнии и гремит гром.

Доски сцены начинают ходить ходуном, перекидывая упавших и опрокидывая стоящих. Справа с ревом врывается селевой поток. Пахнет чем-то резким, как нашатырем.

Ясно, что сверкает молния, беспрерывно грохочет гром.

Ясно, что ужас.

С.

На сцене начинается содомия, мазохоя, рейп и насилие. Носятся обрывки чего-то черного. Ясно, что этим дело не кончится.

Т.

И вправду – клубок людей со сцены перекатывается в зал и начинает насиловать, резать и жечь зрителей. Но те и сами охотно и яростно включаются в действо.

Крик, визг, смех и вспышки молний. Постепенно слышен только один воющий звук:

У.

У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!

Ф.

В это время справа на сцену врываются колесницы ассирийцев с Навуходоносорами во главе, которые огнем и мечом проходят сцену и исчезают слева.

Х.

Из левых кулис мерным железным шагом появляются стройные кагорты. Ясно, что это римляне с Цезарем, Македонским, Сократом и Велисарием во главе. Они огнем и мечом проходят сцену и исчезают справа.

Ц.

Из правых кулис с гиканьем на низкорослых и быстрых лошадях выскакивают татаро-монголы с Атиллой во главе. За ними рыдая и причитая, оглашая сцену и зрительный зал славянскими выкликами, бегут привязанные волосами к седлам поработителей, пленницы с детишками на руках.

Ч.

Тут слева появляются танки с огромной пушкой Бертой во главе, немцы. Следом русские, китайцы с Мао Дзе-дуном во главе, американцы с ихним Рейганом, японцы, евреи, арабы, иранцы, Арафат, Галтиери, Кадаффи, Кастро, Кабаков, Сорокин, Гундлах, Алла Пугачева, вьетнамцы, корейцы, кампучийцы, никарагуанцы, эфиопцы, сомалийцы, поляки, чехи, узбеки, грузины и другие.

Ш.

Ясно, что сцена не выдерживает всего этого. Она скрипит, трещит, ломается, взлетают вверх обломки досок. Поднимается густая пыль. Рушатся стены, и все с диким воем проваливается вниз. Зрители даже привстают с мест, чтобы заглянуть туда, куда все это летит и летит.

Щ.

Все проваливается и проваливается.

Ы.

Ы-ы-ы-ы-ы-ы! – воет уходящая вглубь масса

Э.

Э-э-э-э-э-э-э-э! – успокаивается все вокруг постепенно.

Ю.

Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю! – уходит в небо чистый, невинный, как последний вздох отлетающей души, как улыбка ребенка, нежный звук, вознося все с собой на вечные времена.

Я.

Муха-человек, помедлив, проделывает обратный путь по потолку, задней стене, сцене, выходит к нам, и теперь ясно, что это -Я    

1984









home _ буквы _ изображения _ действия _ биография _ mail